?

Log in

Nov. 13th, 2016 @ 12:32 pm Байкерское
Ноябрьское утро. За окном поезда снежная пелена. Леса, деревни, поля: белая пелена накрыла всё, сливаясь с небом, из которого она выткалась бесчисленными снежными нитями. Безжизненная красота. Очередные восемьсот км за день, давно уже потерял счет этим поездкам в поволжские степи. Россия. Отвожу взгляд от окна, смотрю на руки. Опаленная жарким камбоджийским солнцем кожа клочьями слезает с рук. Ободранные ладони дома заживают удивительно быстро. Разбитая до мяса коленка плохо сгибается, но всё это мелочи. Говорят, что человек в действительности там, где находятся его мысли. И сейчас я не здесь, среди родных снегов . Я всё еще там. В Камбодже, откуда прилетел пару дней назад. Мчусь с парнями по залитой солнцем щебеночной дороге национального парка. Достаточно закрыть глаза.

Меньше всего я ожидал, что грохнусь на почти пустой дороге. Хотя прошлый раз, в 2009 году на Гоа, я тоже не ожидал, что улечу на скутере в канаву. Тогда был третий день, как я осваивался в езде на скутере. Мы возвращались в Арамболь с дэймаркета. Двухполосная дорога. В десятке метров впереди из-за грузовичка вылетел другой грузовичок навстречку, мне в лоб, заняв все пространство дороги. Выбора было два – или впилиться в него, или уехать в канаву. Я поехал в канаву. Скутер упал на меня сверху и выхлопной трубой прижег одну из икр. Прибежали индусы, достали из канавы меня и скутер. Скутер ехал. Друзья уже умчались далеко вперед. Телефон не работал. Я поехал наугад. Иногда останавливался у групп людей у дороги и спрашивал ‘’хау ту го ту арамболь’’. Они махали рукой и я ехал в заданном направлении. Потом, оказалось, дал крюк в 20 км. Один раз пришлось соскочить со скутера – начал перегазовывать на нервах. Он застрял в живой ограде на обрыве метров в шестьдесят глубиной… Вытащил его, помолился и снова сел на него да поехал. Выхода не было. Было страшно – но надо ехать. Я долго ехал. Нервно. Нога горела. Стресс хлестал. Когда вьезжал в Арамболь, было уже темно. Я ехал часов восемь. Мафия сидела в первом же ресторанчике. Кто-то закричал издалека – «говорил же, Дым доберется!» Молча подъехал, сел, стакан рома в руки, закурил, кто-то хлопает по плечу. Я сидел и улыбался, счастливо глядя на друзей. Напряжение растворилась, уступая место довольной усталости. Ожог на ноге пульсировал болью. Но оно того стоило. Та поездка прокачала скилл езды на несколько левел апов сразу.

Спустя много лет ситуация повторилась. Только теперь была Камбоджа и 2016 на дворе. И грохнул меня не безбашенный стиль езды местных, а собственная глупость.

Мы ехали уже очень долго. С утра успели многое: сплавились на надувных шинах по дикой горной речке с небольшими порогами и густо поросшими колючими ветвями берегами, потом повалялись в гамаках на водопадах и сейчас мчали на обзорную площадку дальше в горы. Душа пела, мой айрблэйд спорт эдишен летел, а глаза разбегались: вокруг был визуальный пир - ну где еще увидишь мангровые рощи, ананасовые поля, пасущихся диких буйволов, стаи обезьян в рощицах и прочую живность на фоне гор на горизонте. Следить за дорогой тут все же однозначно стоило - двадцать минут назад М. переехал змею, которая неосмотрительно выползла на дорогу и начала принимать боевую стойку при виде байка вместо того, чтобы свалить. М. не успел оттормозить и законы физики определили исход этой встречи безо всяких шансов для пресмыкающегося.

Парни впереди начали тормозить и уже почти остановились, а я с ужасом вдруг понял, что мчу на них - и плавно остановиться вроде бы не успеваю… Камбоджа не прощает ошибок. Байки не прощают ошибок. Я ошибся в рядовой ситуации - и расплата была немедленной. Передний тормоз был совсем слабым, я сдуру дал по заднему слишком резко. Сказалось то, что не садился на байк уже четыре года. Заднее колесо пошло юзом. Несколько секунд вихляний - и я падаю набок прямо перед парнями. Колено под байком и руки едут по гравию, оставляя куски кожи и мяса. Парни подбегают, помогают встать. Айрблэйд поцарапан, но едет. Я в крови. Решаем ехать всё равно, ибо до цели близко.

На рыбацком хуторе рядом добрая камбоджийская женщина предложила мне в качестве первой помощи облить раны бензином. Я не рискнул. Промыли питьевой водой и М. намотал по верху оказавшиеся у него бинты, которые впрочем сразу пропитались кровью и съехали. В тот день я вдобавок сильно сгорел на солнце, что весьма усугубило состояние.
Самое веселое только начиналось. Еще 15 минут - и мы у цели. Оставляем байки у подножия и идем на гору по крутой лестнице среди джунглей. Мы как раз успели дойти до первой смотровой площадки, когда налетел тропический ливень. Только что мы видели огромные пространства, даже очень далекие острова далеко в заливе, видели вьетнамский Фукуок. А сейчас сплошная стена, ограничивающая видимость до 5 метров. Обычно дожди в это время довольно коротки, но горы - отдельная тема. Тучи упираются в хребты и всё может порядком подзатянуться. Спустя час такого дождя стеной стало ясно, что надо возвращаться. До темноты было рукой подать, а нам до дома еще несколько десятков км, половину по разбухшим от воды грунтовкам, извилистыми путями.

Мы переглянулись, вздохнули, кинули деньги и телефоны в водонепроницаемый рюкзак М. и пошли под дождь, к своим байкам.
Такой поездки у меня еще не было никогда. Струи дождя заливали глаза. Колотил озноб, прозрачный полиэтиленовый дождевик не защищал на скорости от холода, сгоревшие плечи и спина простреливал озноб. Бинты съехали почти сразу, газовать приходилось все время ободранной рукой, прямо содранным местом, что превратило всю эту эпопею в разновидность пытки. Это же обстоятельство не давало мне гнать, я все время отставал от своих. Они дожидались меня и сразу ехали, я же не успевал остановиться и перевести дух, дать руке отдохнуть - так несколько часов без перерыва и газовал, давя открытой раной. В сочетании с поганой кхмерской привычкой все время ездить в темноте с дальним светом, который слепит до кругов в глазах, угар еще тот.

Впрочем, проблемы были у всех. Д. ехал с почти пустым баком, на остатках бензина. У М. байк иногда глох и вырубался на подъемах в гору. Пару раз ему пришлось толкать его вручную до вершины. Так и ехали. Один на остатках бенза, второй с глохнущим мотиком и я ободранный

Таким мне этот путь и запомнился - сильный озноб в липнущей к дождевику сгоревшей коже, тянущая боль в колене и простреливающая боль в постоянно упертой нон-стопом в рукоятку газа ране на ладони да залитые дождем и слепящим встречным дальним светом глаза. Сначала было напряжение. Потом усталость. Потом настал пофигизм. Будь что будет. Я продолжал газовать и километры схлопывались позади. Я повторял себе, что меня ведёт дух, что есть лишь дух – и сила воли выше тела. И снова струи воды, боль, силуэты парней на байках впереди.

Спустя два с небольшим часа и несколько десятков причудливо петляющих километров дороги мы доехали. Остальная банда была на месте, лился ром и карты летели на покерный стол. Мне выдали стопку рома и первую помощь, в тот же вечер успел еще помчать с парнями на вечеринку к байкерам из аутлоу мотоклуба. Следующее утро, правда, было на редкость адским – я не был в силах даже встать с кровати…

Кого-то две таких истории, наверное, предупредят и остановят. А я спустя еще день поехал снова. Даже два падения не отбили желания. Это слишком круто и здорово. Меня поймут те, кто испытывал радость езды на байке. И помчу снова, в новых путешествиях.

Берегите себя.

About this Entry