?

Log in

Oct. 2nd, 2016 @ 10:59 pm Оставайся собой.
В идеале человек должен быть сильным. В идеале должен уметь терпеть любую боль и не размазаться как сопли. Сила обретается в сопротивлении внешнему давлению. В противостоянии с социумом. Современное общество ставит выживающим "в чистом поле" высокие планки. "Пресс" непрерывен. Даже хорошие люди под влиянием обстоятельств срываются и творят злое. Люди рвут себя и друг друга, на каждом шагу. Мы прячемся в своих уютных и дружелюбных к нам мирках, но демоны достают нас и там. Это страшно, хоть, к счастью, в жизни хватает и хорошего.

Самый серьезный "пресс" у человека происходит не на физическом уровне. Сильнее всего нам достается в процессе, который обыватели лицемерно называют "мирной жизнью". Мягко или жестко, в мелочах или по крупному - каждый день мы подвергаемся давлению в разных формах - уязвить, принизить, обмануть, сманипулировать, сломать волю, вызвать деструктивные чувства. Иногда это видно явно. Иногда угроза мимикрирует под "белую и пушистую", вежливую и внешне доброжелательную.

Внешние силы могут в любой момент попытаться принизить самоценку или даже сломать часть эго. Могут попробовать внушить иллюзию об окружающем мире или использовать твои низменные инстинкты в своих целях. Вариантов миллион. Зло проходит защиту. Удары достигают своих целей.

Это давление - давление общества и конкретных людей. Ежедневно мягкое, внезапно жестокое или неумолимо неизбежное. Социум безжалостно "окучивает" каждого. Иных загоняет в угол и молотит смертным боем. А иногда мы даже доходим до того, что калечим и обманываем себя и сами под давлением обстоятельств.

Душу надо защищать. Она уязвимее тела. Порвут шкуру? Плевать. Её зашьют и выйдешь на улицу завтра снова.

Но где тот доктор, который заштопает душу, после того как её распороли и нагадили внутри? Последствия не заставят себя ждать долго. "Душевная гангрена". Потом смерть части души, отмирание. Построение стены от мира и людей. Панцирь. Ракушка. Равнодушие. Цинизм и жестокость. Знакомо многим.

Люди неплохо научились глушить боль души веществами и уповать на время. А лечить так и не научились. Ползут и тихонько воют про себя. Проорутся, покорчатся, встанут, отряхнутся, да дальше пойдут. Или сдохнут в пыли. Так человечество и живет. Каждый сам ищет для себя рецепты излечения.

Люди проходят перед глазами и иной раз смотришь на них и перестаёшь понимать, кто на самом деле калека по жизни. Красивая девушка, всё на месте, отлично упакована - и при этом, метафорически говоря, она не идет по жизни, скорее ползёт по жизни без ног, если забрать у неё "химические костыли" антидепрессантов, прописанных психиатром. Представительный мужчина, начальник, руководитель - дохлый полутруп, висящий в материнской пуповине, удушенный с детства родительской гиперопекой, живущий инерцией заложенной в детстве программы. Изрубленный в катастрофе парень, горящий своим делом и не замечающий в азарте своего искореженного тела. Одноногий парень с протезом вместо ноги в околофутбольном строю на поляне. Низовой низкооплачиваемый клерк, проводящий выходные на параплане и летающий во сне, пока его начальнику снятся чугунные горы квартальных отчетов. Кто-то умирает внутри, совершив поступок снаружи, ради нужд тела. Кто-то, силой обстоятельств лишаясь части внешнего, обретает в себе внутренеее, компенсирует духом. Бесконечная лента противоречивых метафизически образов. Искореженных обществом, средой, обстоятельствами личностей. Сгоревших раньше срока. Измолотых. Сопротивляющихся или переставших. Мечтающих сбежать от людей подальше.

Люди ломают друг другу веру в людей непрерывным конвеером. Общество ломает человека в обмен на жизненные блага и защиту. Панцирь цинизма, покрывший наш социум, чудовищно толст и одновременно болезненно чувствителен.

Жизнь мегаполиса пропитана психологическим насилием на фоне краха института брака и вечной грызни за ресурсы и место в социальной иерархии. Кризис идей в обществе, растворившимся наполовину в непрерывном употреблении ядов и беспорядочных спариваниях, бессмысленных тусовках и всевозможном прожигании свободного времени. Новости по телевизору пятнадцать лет назад вызвали бы мысли об анонсе фантастического романа. Но нет - вживую видим. Можно продолжать бесконечно.

В водовороте происходящего понять себя, сохранить, следовать сердцу, сберечь душу, не стать в мясорубке обстоятельств "моральным обрубком" - очень сложно. Если это получается в жизни у человека до последнего вздоха - мне кажется, это уже само по себе означает, что в этой жизни он победил. Победил вопреки давлению общества и обстоятельств.

И нет в этом ничего, кроме единственной истинной жизненной программы: невзирая ни на что, оставайся собой.

Александр Дым.
About this Entry